Главная Территории Типы памятников Карта сайта

Соляной промысел

Памятник: Усть-Боровской солеваренный завод
Расположение: Соликамский район
Краткая характеристика: Единственное солеваренное предприятие Прикамья, действовавшее до 1972 г . Объект промышленной культуры, музей истории соли России
Статус: Музей промышленного зодчества XIX в. федерального значения
Тип памятника: Горно-геологический
Автор статьи: О. В. Жебелев


Солеварением люди занимались по всему свету с доисторических времен, а места добычи соли становились центрами цивилизации. Соляной горный промысел сыграл огромную роль в развитии путей сообщения (Via Salaria — «Соляная дорога» в Италии) и часто имел градообразующее значение (Венеция, Соликамск и др.).

Классическое солеварение, основанное на выпаривании рассола нагреванием (классическая выварка), кануло в Лету. Но именно это ремесло на протяжении нескольких тысячелетий снабжало человечество необходимым продуктом и было в свое время знаковым в развитии техники и культуры.

С древнейших времен во всем мире соль ценилась буквально на вес золота и часто служила заменой денег (валюты). В некоторых городах — оазисах Сахары — соль являлась эквивалентом стоимости до конца XX в. Слишком высокие налоги на этот нужнейший продукт служили причиной соляных бунтов. Считают, что налог на соль был одним из факторов, спровоцировавших Великую французскую революцию. В Древней Руси первая же попытка киевского князя Святополка II в 1113 г. ввести налог на соль привела к восстанию и, в конечном счете, к смене власти. В 1648 г. подъем акциза на продажу соли вызвал московский соляной бунт.

Русские цари благоволили монастырям и предоставляли им льготы-грамоты, освобождавшие их от уплаты пошлин на соль. Выварка соли приносила огромные прибыли и государству, и монастырям. Грамоты имели Роденский, Соловецкий, Кирилло-Белозерский, Кирилловский, Сийский, Печенгский, Кандалакшский, Муромский, Николаевский, Прилуцкий, Симонов, Карельский и Архангельский монастыри.

Слово «соль» устойчиво закрепилось в некоторых выражениях, во многих из которых заложен историко-культурный смысл: «несолоно хлебавши» (в Средние века соль считалась роскошью, подавали ее лишь на столы знатных гостей, прочим же доставалась несоленая пища), «пермяк — соленые уши» (при переноске на плечах мешков с солью соляная пыль сыпалась на голову, за воротник и, естественно, на уши, отчего те и впрямь были солеными) и др.

Наиболее древние сведения о добыче каменной соли у праславян относятся к V в. до н. э. Торговля с Западом через Карпаты шла по соляному пути, по которому вывозили в Скифию соль с Галичского месторождения, известного еще с времен Геродота. Соль также добывали близ устья Днепра.

Солеварение на территории Русского государства (по данным археологических раскопок) появилось в районе Старой Руссы в VIII — начале IX в. и в Новгородских летописях называлось русским промыслом.

С XI в. соль получали путем выварки из воды черноморских и азовских лиманов на юге и Белого моря — на севере. Такую соль называли морянкой.

В XIII в. основной центр солеварения Русского государства переместился из Старой Руссы в Тотьму (территория нынешней Вологодской области), а в XIV—XVII вв. на территории России выделилось несколько крупнейших центров солеварения: Нерехотские промыслы (ныне — Костромская область), Сольвычегодские (Архангельская область), Бахмутские (ныне — Донецкая область, Украина), Балахнинские (Нижегородская область). Тогда выварочную соль называли ключевкой.

Первые соляные промыслы в Прикамье предположительно возникли в окрестностях г. Чердыни, на р. Колве, судя по наличию стоянок древних людей в районах соленых источников (V—VII вв.). Основная же соледобыча развернулась с XV в., когда вологодские (по другим сведениям, балахнинские) посадские люди братья Калинниковы начали строить солеварни на р. Боровой (правый приток р. Камы). Около 1430 г. они перенесли свои промыслы на р. Усолку, дав начало г. Усолью-Камскому, или Соли-Камской, ныне — Соликамску (Берх, 1821). В 1558 г. вступили в свои вотчины Строгановы, единолично завладев Прикамскими соляными промыслами и на долгое время став монополистами по добыче и продаже соли. Впоследствии в Прикамье образовался ряд крупных соляных промыслов: Орловский (1564 г.), Ново-Усольский (1606 г.), Ленвинский (1660 г.), Рождественский (1663 г.), Дедюхинский (1670 г.), Усть-Боровской (1882 г.) и др. До середины XVIII в. прибыль от пермянки (так называлась пермская соль) давала основную долю соляного дохода России.

Недалеко от Зырянских и Ленвенских солеваренных строгановских промыслов, в Соликамском уезде, у левого берега р. Камы, находился остров Побоищный, называвшийся Березовым. Со временем протоку между островом и берегом занесло песком, острова не стало, возникло урочище Березники. Березниковская дача сначала принадлежала Пыскорскому монастырю, затем — казне, от нее дачу арендовал пермский купец И. И. Любимов. В 1873 г. он построил солеваренный завод и основал Березниковский содовый завод, пущенный в августе 1883 г. Это было первое предприятие российской содовой промышленности. К 1886 г. завод давал 20 т соды в сутки, более миллиона пудов в год. Соли вырабатывалось более 2 млн пудов в год.

В 1929 г., после открытия Верхнекамского калийного месторождения, началось строительство Березниковского химического комбината. 20 марта 1932 г. Президиум ВЦИК постановил объединить разрозненные рабочие поселки — Ленву, Зырянку, Березники и др.— в один город. Новому городу было присвоено название Березники.

В XX в. промышленные объекты солеваренного производства стали музейными экспонатами. Причем солеваренные комплексы часто являются основой национальных музеев соли. Такие музеи созданы, например, в Люнебурге (Германия), Величке (Польша), Цзыгуне — «Тысячелетний соляной град» (Китай). В России имеется несколько исторических памятников древнего русского промысла: соляные варницы в Тотьме, выставка истории солеварения в с. Леденьга и др.

В октябре 1986 г. на базе бывшего Усть-Боровского солеваренного завода открыт Музей истории соли России (филиал Соликамского краеведческого музея), который теперь имеет статус музея промышленного зодчества XIX в. федерального значения. Усть-Боровской солеваренный завод является единственным в России объектом промышленной культуры и, несмотря на относительную молодость, отражением накопленного столетиями опыта солеварения.

Усть-Боровской солеваренный завод с поселком солеваров основан в 1878—1882 гг. купцом первой гильдии Александром Васильевичем Рязанцевым на левом берегу р. Камы близ устья р. Боровой (Боровицы) около с. Усть-Боровое (по-старинному — Усть-Боровской или Рождественский погост), он дал основу современному району города (Боровску), отстоящему на 9 км севернее Соликамска.

В 1972 г., после почти векового срока службы, завод, добывавший в лучшие годы более 1,5 млн пудов соли в год, закрылся. В начале 50-х гг. ХХ в. Усть-Боровской завод оставался единственным действующим солеваренным предприятием Прикамья. На протяжении столетней истории производственный комплекс завода не претерпел существенных изменений (за исключением незначительных модернизаций) ни в технологии, ни в оборудовании, сохранив традиции добычи соли XVII—XIX вв.: клепаные чрены (противни для выварки соли), древесное топливо (лишь в 1960 г. завод перешел на каменный уголь), преобладание ручных операций (от выварки соли до ее загрузки в амбары) и т. д.

В 1912—1913 гг. в целях удобства производства и сбыта поваренной соли в Прикамье (в Пермской губернии) был создан монополистический картель «Продасоль», куда также вошел Усть-Боровской сользавод. До революции 1917 г. заводом владели потомки А. В. Рязанцева, его сыновья и внуки. Последним владельцем предприятия был Иван Васильевич Рязанцев, которому одновременно принадлежал и Троицкий сользавод на р. Усолке в центре Соликамска. После окончательного установления советской власти в 1919 г. Иван Васильевич вынужден был навсегда покинуть завод и свой дом. С 1919 г. завод, наряду с другими девятью сользаводами Верхнекамья, вошел в состав треста «Пермсоль», который, в свою очередь, входил в состав Солесиндиката в Москве. В этом же году из-за нехватки рабочей силы Усть-Боровской завод объединяется с Рождественским (Островским) заводом, но уже в 1921 г. происходит разделение завода на два предприятия. Затем в 1930 г. предприятие перешло в систему «Уралсольтрест», а позднее, в 1940 г.,— в непосредственное подчинение всесоюзного треста «Главсоль». Однако это не привело к возвышению пермянки. Выварка соли непрерывно уменьшалась, одновременно падала выработка на одного рабочего и повышалась себестоимость соли. Завод стал работать в убыток. В 1960 г. предприятие было передано Соликамскому заводу «Урал». С 1963 по 1972 г. Усть-Боровской завод на правах сольцеха находился на балансе Первого Соликамского калийного комбината. В эти годы выварочная соль даже в пределах Пермской области не могла конкурировать ни с каменной, ни с самосадочной солью других регионов страны. Поэтому завод был переведен на выработку йодированной соли, нужной для профилактики и лечения зобной болезни. 1 января 1972 г. в связи с нерентабельностью производства соли выварочным способом завод был закрыт (Жебелев, 2003).

Основными элементами технологического цикла добычи и выварки соли являются рассолоподъемные башни, соляные лари, варницы (курные избы), соляные амбары.

Выварка соли велась в пяти типологически сходных секторах, включавших ларь, одну-две варницы, амбар.

Рассол на Усть-Боровском солеваренном заводе добывался из скважин, заложенных при основании завода. Всего за всю историю завода на нем было пробурено 14 скважин на глубину от 170 до 215 м (Александровская, Ивановская, Иверская, Георгиевская, Октябрьская и др.). Изначально на прикамских промыслах в скважины устанавливали лишь изготавливаемую из толстого соснового бревна матичную трубу диаметром до 62 см с толщиной стенок 9—11 см и длиной до 25 м и бадьями поднимали по ней рассол. Для получения рассола большей крепости скважины углубили, опустив в матичную трубу деревянные обсадные трубы меньшего диаметра и веслые трубки. Глубже веслых трубок оставлялся меньшего диаметра необсаженный интервал — копежный канал, в котором скапливался рассол.

Для выкачивания рассола применялись «с деревянными же всасывающими и нагнетательными трубами насосы собственного производства с простыми невозвратными клапанами. Насосы приводились в действие с помощью паровой машины 15-ти лошадиных сил… Передача движения насосам от трансмиссионного вала осуществлялась деревянными штангами длиной до 400 м, установленными на козлах…» (Жебелев, 2003).

С появлением насосов над скважинами стали возводить одноименные рассолоподъемные башни, прототипом которых, как полагают некоторые исследователи, послужили крепостные сторожевые башни. Кстати, подобные сооружения над скважинами не встречались более нигде в России. Башня представляет собой квадратный в плане (9x9 м) сруб высотой 12 м. Сруб перекрыт четырехскатной кровлей, не замкнутой в коньковой части. Четырехугольное отверстие в центре кровли делалось для выхода штанги насоса и «глаголя». Общая высота башни достигала 16 м. Интересно отметить, что такое высокое сооружение ставилось без фундамента. Основанием башни служили ряжи — бревенчатые клетки, 2 м на сторону и два-три бревна в высоту. Под углы башни ставились толстые короткие бревна — стулья. Башни имели утонение, нижние венцы рубились из толстых бревен диаметром до 32 см, верхние— из тонких бревен диаметром 16—20 см.

Добываемый рассол по деревянным желобам, установленным на столбах или козлах, подавался в соляные лари. Рассол поступал в лари самотеком, поэтому желоба устанавливались на уменьшающихся по высоте стойках. От одной башни рассолом питалось несколько ларей, поэтому стойки, несущие желоба, проходили по всей территории завода. Все башни завода были соединены рассолопроводами в единую систему, благодаря чему любой ларь мог наполняться рассолом от любой башни.

Соляной ларь представляет собой прямоугольный чан-резервуар для хранения рассола, сделанный из очень точно подогнанных друг к другу брусьев. Пазы тщательно проконопачивались и снаружи заваривались смолой. Внутренние размеры ларя: длина 12,1 м, ширина 5,6 м, высота 3 м. Объем ларя 203,28 м3. Соляной ларь ставился на ряжевом основании на высоте 1,5 м над уровнем земли. Чтобы стены ларя под тяжестью рассола не выпучивало, через равные промежутки попарно ставились вертикальные бревна, которые удерживались в таком положении горизонтальным обручем оригинальной конструкции, представляющим собой деревянную горизонтальную раму из бревен. Ларь перекрывался дощатой двускатной кровлей. Над ларем под крышей, куда можно войти по наружной лестнице, установленной на торце здания, делался рабочий настил, который использовался для периодических очисток ларя и для наблюдения за состоянием рассола. При переполнении ларя рассол сбрасывался через отверстие в верхней части ларя с помощью рассолоотвода.

В ларях добытый рассол отстаивался, часть воды испарялась, и концентрированный соляной рассол поступал по желобам или трубам из соляного ларя прямо на чрены варниц. Лари всегда ставились рядом с варницами. Один ларь обслуживал одну, максимум две варницы. Самым крупным нововведением на заводе было преобразование в 1895 г. черных варниц в белые, так называемые баварские. Под чреном белых варниц устроены разной системы жаровые ходы, оканчивающиеся дымовыми кирпичными трубами, в то время как в черных огонь разводился в яме, выложенной камнями и служившей печью. Чрены закрывались деревянными колпаками, имеющими заставки по бокам для выемки соли, а вверху снабженными пароотводными трубками для удаления пара из варниц. Чрены имеют размеры до 50 и более квадратных сажен. Выварка соли или ведется с непрерывным напуском рассола по мере его выпаривания, или делается две выемки соли в сутки.

Варницы Усть-Боровского завода квадратные в плане, деревянные и практически ничем не отличаются друг от друга. Кроме обычных квадратных варниц с одним чреном (Александровская, Васильевская (Халтуринская), Ивановская (Первомайская), Георгиевская (Калининская), Иверская, Пантелеймоновская, Михайловская, Троицкая, Николаевская (Никольская), Воскресенская), на заводе имелись и двухчренные варницы (Серафимовская и Елизаветинская), разобранные в 50-х гг. ХХ в.

Варницы срублены из соснового леса, из бревен диаметром 20—25 см, длиной до 20 м, высота сруба от земли до 7 м. Для большей устойчивости таких длинных и плоских сооружений плотники применяли сложную систему взаимосвязанных стропильных конструкций и перекрытий.

Сруб перекрывался четырехскатной тесовой крышей с квадратным отверстием посредине для выхода пара. Соль вываривалась на чренах, которые подвешивались или ставились над печью. Чрены представляют собой большие квадратные сковороды, которые собирались из чренных полиц (листов толщиной до 14 мм) с помощью заклепок или чренных гвоздей. На чрен заливали рассол и доводили его до кипения. Варка соли продолжалась непрерывно около суток при поддержании равномерного тихого жара в печах, что требовало от мастеров-солеваров немало искусности. Откристаллизовавшаяся соль для дальнейшей просушки подавалась на деревянные полати над чренами. Завод до 1952 г. вываривал соль только на дровах. На выварку каждых 10 пудов расходовалась целая сажень дров. Поэтому неподалеку от солеварен возвышались огромные, все время пополнявшиеся штабеля дров.

Варничный год (около 10 месяцев) длился от половины июня до начала мая следующего календарного года, когда разливалась р. Кама и подтопляла варничные дворы.

Вываренная в течение года соль складировалась в соляных амбарах («соляных магазейнах»). Это самые грандиозные сооружения соляных промыслов. Они построены так же добротно, как и все остальные здания. Стены амбара от вспучивания укреплены деревянными стойками, установленными попарно. Все соляные амбары Усть-Боровского завода расположены непосредственно на берегу Усть-Боровского затона (старицы) р. Камы и были оборудованы эстакадами для погрузки соли прямо на баржи, которые весной по большой воде вплотную подходили к ним. Чтобы вода не попадала в сами амбары, они строились на бревенчатых клетках (ряжевом основании).

Длина среднего амбара 45 м (чтобы под погрузку ставились сразу две баржи), ширина 19 м, высота сруба 9,4 м, высота амбара до конька 15 м. В такой амбар входило около 100 тыс. пудов соли. Амбар делится на 10 секций — «закром», которые соединены во внутренней стене попарно. В итоге получается пять полностью изолированных друг от друга помещений. Каждый закром имеет большие двустворчатые двери. Загрузка и выгрузка соли сначала полностью производились вручную. В 1907—1908 гг. были построены солекатные рельсовые дорожки, соединившие варницы и амбары. Вагонетки с солью закатывались по эстакаде вручную. С 1915 г. они стали подниматься наверх при помощи специальных солеподъемников (Логунов и др., 1995).

Сохранилось здание конторы заводоуправления, построенное в 1884 г. и одновременно являвшееся загородной усадьбой Рязанцевых. В нем и разместилась экспозиция Музея истории соли России, рассказывающая об истории соляных промыслов Прикамья и судьбах представителей династии прославленных солепромышленников.

Руководство и сотрудники музея считают возможным, при поддержке государства и меценатов, создание на территории завода гостиничного комплекса и возобновление производства соли-пермянки (уже в основном в качестве сувенира и символа Соликамска). Тем более что сохранились все основные элементы технологического цикла добычи и выварки соли.


На иллюстрации:

1. Современная панорама Усть-Боровского сользавода
    JPG, 1461x896, 100 Кб
2. СТРОГАНОВ Григорий Дмитриевич (1656—1715), представитель рода крупнейших солепромышленников, владельцев горных заводов, землевладельцев XVI—XX вв. Сподвижник Петра I. Единоличный владелец всех огромных родовых богатств. В пермских владениях у него было около 80 000 крепостных
    JPG, 207x271, 12 Кб
3. Александровский соляной ларь, построенный в 1884 г.
    JPG, 709x372, 66 Кб

Вверх   •   Галерея

2009 © Горный институт УрО РАН © Коллектив авторов © "Книжная площадь" • geoperm.books-place.ru • © Ирина Артемова